Храни воспоминания.

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Храни воспоминания. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
200818 Bиктoрия 22:15:56

nichts ist unendli­ch

Продолжать буду не скоро, очень-очень не скоро. Может быть никогда.

Виктория. Тайна синих глаз.
Часть 1.


­­Пятница, 26 ноября, 1993 год.
­­Нью-Йорк, а именно Манхэттен, полностью осматриваемый только с высоты птичьего полета, в это осеннее время года был прекрасен, как никогда. Действительно впечатляющим для любого прохожего был фасад самого узнаваемого в мире отеля The Plaza на пересечении Пятой авеню и 59-й улицы Мидтауна. После встречи с моим старым другом и просто улыбчивым швейцаром Томом, который с радостью поприветствует вас и поможет донести багаж, вы не встретите ни одного «вырви глаз» цвета (кроме тяжелых кроваво красных персидских ковров, покрывающих вечно холодный мрамор), так как в оформлении буквально всех предметов декора использованы исключительно спокойные, пастельные оттенки. Интерьер этого архитектурного сооружения явно не уступает своей внешней оболочке и выполнен в изысканном стиле шато: хрусталь, мрамор, дорогие породы дерева и золото присутствуют в каждой до блеска натертой поверхности, а утонченные бархат, велюр и другие благородные ткани переплетаются друг с другом в дизайне всех помещений, включая сами номера. Ежедневно эта роскошь встречает и провожает сотни людей, которые не прочь оставить несколько тысяч долларов, в попытках побаловать свое самолюбие. Кто-то потом и кровью карабкался к такой жизни и теперь им по статусу (да и личным предпочтениям) не положено селиться НЕ в этот отель, а кто-то частенько захаживает сюда, чтобы впечатлить молоденьких дамочек, которые вечно держат под ручку своих «папиков-старичков»­ и что-то слащаво щебечут им на ушко. Знали бы вы, как такие девицы в мехах ведут себя с такими, как мы, как они напыщенно каждый раз повторяют: «Мне обязаны все, а я ни-ко-му и ни-че-го не должна!» — никогда бы больше не сели с ними за один столик в ресторане или не приостановились бы с бокалом шампанского, чтобы просто обсудить погоду (порой, часто бывает, что подобные разговоры это все, на что они способны). Неимоверно раздражает такое поведение, но ничего с этим не поделать и нужно исполнять все прихоти. В рамках разумного, конечно. Таковы правила и нарушить их — себе дороже.
­­Уже не первый год на 20-ом этаже в The Grand Penthouse Suite проживает некая молодая вдова — хранительница одной из самых загадочных отельных историй, для которой все эти дорогостоящие апартаменты и рестораны за 8 лет замужества стали ежедневной обыденностью. А теперь и двухлетней каторгой. Новенькая горничная как-то раз поделилась со мной, что совершенно случайно открыла "не ту" дверь, попала в гардеробную с верхней одеждой и буквально утратила дар речи, почувствовав свою материальную несостоятельность. Дизайнерских пальто, плащей и накидок в классическом стиле, полушубков из песца, норки, горностая и лисы, как и невероятно мягких на ощупь шуб из ценного соболя от самого Карла Лагерфельда (кстати, ее хорошего знакомого, который по доброй душе пошил ей пару-тройку нарядов и лично подарил несколько шубок) — всего этого там было вполне предостаточно, чтобы приодеть весь женский актерский состав какого-то фильма о богеме годов эдак 40-60-х. Ну а мы с вами сразу пройдем мимо вечно пустующей комнаты для гостей и кабинета, а после попадем в уютную гостиную, где нет ничего лишнего и каждый предмет стоит всегда на своем месте. Даже если что-то не по стандарту номера, то никто это не имеет право убрать или переставить – все, повторюсь, на своем месте. Стены в ней напоминают предрассветную мглу, опустившуюся на Golden Gate, будто они и есть часть того тумана, укутывающего красный мост в свое прохладное одеяло. Роль яркого пятна посреди небесной гармонии выполняет букет алых роз, который по данному еще при заезде указанию горничные меняют каждые два-три дня. Позолота на картинных рамах и мебели по вечерам отлично играет в свете огня потрескивающей в мраморном камине древесины, еще больше выделяясь своим блеском на фоне лазурно-голубой велюровой обивки и туманных стен. Рядом с диваном стоит круглый журнальный столик на металлических ножках, а на нем вальяжно отдыхают после типографии The New York Times, New York Post и The Wall Street Journal, которые наша гостья любит читать за чашечкой утреннего кофе с молоком. Если пройти по лестнице наверх, то можно очутиться в просторной спальной комнате, где кровать размера King занимает особо почетное место и главное украшение этой обители сновидений и тайн влюбленных парочек, живущих здесь "до" — это шикарное изголовье с причудливой резьбой.
­­Хотя, честно говоря, все это не так важно в данный момент. Хотелось бы отстраниться от всех этих рекламных описаний и наконец рассказать о той даме, которая все равно продолжает снимать это благополучие с того самого момента, как умер ее муж. Кто-то без угрызения совести может позавидовать этой женщине на террасе, находящейся в компании батлера и прислуги, обновившей второй стакан хорошего чистого бурбона, пока она в это время смотрела на юго-восточные красоты Центрального парка, обрамленного манхэттенскими небоскребами. Для ее глубоких голубых глаз (как перед Богом) открываются во всей красе позолоченные верхушки редких деревьев, средь которых расположился небольшой пруд; изредка за этими густыми кронами вязов и кленов можно было увидеть влюбленные парочки и семьи с маленькими детьми, ведь они во время заката не обременены заботами о заработке, а просто наслаждаются жизнью и обществом друг друга; и чего только стоят сотни огоньков из окон каменных зданий-великанов, которые успели построить буквально за последние 100 лет – не это ли есть настоящая красота по-американски? Пожалуй, посоревноваться в зрелищности с местными видами может только теряющее свою яркость и плавно уходящее за горизонт солнце, и хозяйка номера, что томным вздохом разбудила тишину не только своих мыслей, замерших на мгновение, но и усталое каменное сердце. Будто трещина во время землетрясения разрезающая на части асфальт, воспоминания нещадно оставили на полном крови моторе свою отметку и его громкий стук ударил прямо по барабанным перепонкам. А мысли о прошлом-то никуда от нее и не уходили, по сути, просто были поставлены на паузу. Жаль только то, что за эти два года одиночества она так и не научилась по-настоящему отпускать сложившуюся ситуацию и, будучи наедине с собой, часто опускала руки, беззвучно рыдая в подушку – только лишь на людях была довольно замкнутой, холодной особой. Честно говоря, я бы никогда не сказал, что эта добрая душа могла успеть пережить сложные времена — когда буквально все идет под откос. Смею предположить, что именно поэтому она не стала возвращать себе свою девичью фамилию, а оставила ту, что подходит ей сейчас так, как никогда раньше — Эдельштайн. В переводе с ее родного немецкого языка это значит «драгоценный камень» – есть что-то в этом судьбоносного, не так ли?
­­- Мэм, с вами все хорошо? - обеспокоенно спросило единственное доверенное лицо во всем Нью-Йорке, единственное по-настоящему бесполое для нее существо, именуемое себя мужским именем, которое заменяло госпоже всех ее близких подруг и друзей, которые могли бы у нее быть.
­­- Ja, Klaus, danke. Alles ist ganz gut. Fur heute sind Sie frei. Aber, bitte vergiss meine Tickets nicht.. - Эти слова очень насторожили мужчину, ведь за два года он слышал от нее исключительно английскую речь, тогда как по-немецки она говорила непосредственно в одиночестве. С собой. Порой, когда женщина его не замечала, то вела разговор вслух со своими мыслями, например, стоя перед зеркалом и рассматривая до мельчайших деталей явно стареющую и угасшую на фоне многочисленных стрессов внешность. Она всегда любила подчеркивать разными оттенками красного свои и без того темные пухлые губы, чем-то напоминающие небольшой бантик, выделяющийся на бледном полотне ее кожи, местами отмеченной небольшими родинками. Накрасить губы – это был обязательный ритуал перед любым выходом в свет. Нельзя сказать, что делала это для кого-то, чтобы обратить на себя внимание. Больше всего на свете она не любила появляться среди толпы, где большинство завистливых взглядов прикованы к ее идеальной осанке, всегда уложенным волосам, умудренному опытом взгляду и красным губам – это все приносило жуткий дискомфорт. Пусть с самого детства ей приходилось ощутить на себе все тяготы правильной и хорошей девочки из еще более правильной немецкой семьи, но девушке всегда казалось, что находиться дома в компании домашнего животного или любимого человека, намного комфортнее, чем средь вечно оценивающих взглядов. Все, что делала она с собой и своей внешностью – исключительно для себя, для личного комфорта, создавая маленькие барьеры между миром и частичками своего тела и души. Бесспорно, все же главным барьером был ее взгляд. Последние два года к ней не то чтобы не хотели подходить знакомиться или что-то спросить как мужчины, так и случайные прохожие (ведь много кто изъявлял желание), а просто боялись этого убийственного взгляда, от которого становилось, мягко говоря, не по себе. Не приведи Господь, сказать что-либо "не то" или улыбнуться не в нужный момент – женщина моментально вопросительно поднимала свою левую бровь и отводила взгляд, больше не желая вглядываться в глаза (эдакие цветные пятна с червоточинами внутри) своего собеседника. Да, с самого детства ей прививали хорошие манеры и учили контролировать эмоции, но в моменты глупости ее "товарища" все ее эмоции читались, будто книга.
­­Поэтому этот переход был звоночком для него, а то и целым колоколом, что сегодняшняя годовщина на нее влияет далеко не самым лучшим образом, как и этот ежемесячный ритуал, которого они придерживались с ее второй половинкой еще со времен его жизни. Вот только жива ли по-настоящему стоящая дама у перил — сложный вопрос. Старый Клаус не раз ловил себя на мысли, что эта женщина, пожалуй, единственная из всех его знакомых, которая настолько сильно хранит в сердце эти нежные чувства, что и ему самому совесть иногда стучит в душу, потому что о своей благоверной он уже давно успел позабыть. А о Нем гостья ни разу не проронила лишнего слова, предпочитая держать подальше свои заботы от того, кому она доверяла, как самому себе. Среди персонала отеля поначалу только и было сплетен об их паре (хотя и без «плазовских» болтливых ртов бесконечно долго эту информацию мусолила пресса на своих страницах), мол, кому же было выгодно столь влиятельного человека, одного из, не побоюсь этого слова, умнейших инвесторов, вкладывающий свои деньги во всегда успешные проекты, убить прямо на террасе такого роскошного номера, который они после всех событий среди своих называли как «Каменный». Старик пытался в это не лезть, но как не сказать что-то в защиту госпожи Эдельштайн, в то время когда «знающие все и всех» горничные буквально с горящими от скорости речи языками выдвигают свои самые разные теории. И именно в этот открывающий душу момент мажордом был уверен, что все ее мысли сейчас погружены в воспоминания о совместно проведенных вечерах с единственным Мужчиной-которого-б­ольше-нет. Он прекрасно знал и помнил обо всех ее планах и выходах в свет на ближайшие две недели, поэтому позволил себе перебить, по-доброму улыбаясь:
­­- Да-да, конечно. Я все помню. Будут лежать на столике. Желаю Вам хорошо провести вечер, а завтра с утра я подам один из самых лучших завтраков, который Вы когда-либо попробуете в своей жизни. Это будет что-то новенькое.

Категории: Что вообще происходит?
23:49:04 Алебастр
Не, все-таки вот претензия на художественность - это не твое.
00:05:02 Bиктoрия
Пытаться стоит всегда, хоть и не художественно.
00:10:32 Bиктoрия
Не трогала это полгода и не планирую больше трогать. Просто опубликовала на память. Прошла любовь к этой истории, завяли помидоры. Такие дела.
Позавчера — суббота, 18 августа 2018 г.
81; часть 4 Киро 1301 17:00:23

вместе против дураков

Шаг 2
Искусное размышление

Подробнее…Искусное размышление состоит в отказе от негативных мыслей, к которым относятся цепляние, ненависть и жестокость, и замещении их благими мыслями, к которым относятся отпускание, любящая доброта и сострадание.

Отпускание
Отпускание противоположно страстному желанию или привязанности. Вы можете считать его высшей формой щедрости. Следуя по пути Будды, мы имеем возможность отдать или отпустить всё, что не даёт нам достичь нашей цели, высшего счастья: имущество, людей, убеждения, мнения и даже привязанность к собственному уму и телу.

Мы должны отказаться не от вещей, которые у нас есть, не от семей или друзей, а от ошибочного ощущения, что всё это принадлежит нам.

Щедрость в связи с материальными вещами
Самый лучший вид даяния – то, при котором мы не ожидаем ничего взамен, даже благодарности. Мы даём со знанием того, что в нашем сердце уже и так присутствует всё, что нам нужно для счастья. Такое даяние мотивируется чувством полноты, а не утраты.

Цепляние за людей, переживания и убеждения
Однако даже в хороших отношениях может присутствовать элемент цепляния. Все счастливые семейные пары надеются, что их брак не распадётся. Всегда присутствует элемент страха: «Он уйдёт» или «Она умрёт». Мысли об этом могут быть очень болезненными, но мы должны понимать, что любой брак, каким бы счастливым он ни был, заканчивается расставанием. Даже если супруги живут вместе пятьдесят лет и счастливо умирают в один день, в момент смерти им приходится расстаться и пойти разными путями, зависящими от их поступков в прошлом.

Как бы крепко мы ни держались, всё в этом мире течёт и меняется со временем. Образы, за которые мы так крепко держимся, разобьются вдребезги. Каким же сильным будет тогда наше страдание!

Если мы не цепляемся, наш ум всегда спокоен.

Будда всегда нёс своё уединение с собой, даже в толпе. В его отношении совершенно отсутствовала привязанность.

Однако наши идеалы, мнения и воззрения также характеризуются непостоянством. Вспомните, во что вы верили, когда вам было шестнадцать или тридцать лет, и вы увидите, как изменчивы ваши убеждения.


Работа со страхом
Подробнее…Начав борьбу с идеями, питающими ваш страх, вы практикуете внимательность в действии.

Вы узнаете, что страх – это просто естественное состояние ума, которое возникает и исчезает. Оно нематериально и не может причинить вам вреда.

дискомфорт вызывают не сами состояния ума, а ваше отношение к ним.


Любящая доброта
Подробнее…Говоря, что вы любите такого-то человека, вы обычно зарождаете в своём уме эмоцию, обусловленную поведением или качествами этого человека. Возможно, вы восхищаетесь внешностью, манерами, идеями, голосом или взглядами любимого. Если изменятся эти условия или ваш вкус, ваши прихоти и причуды, то, что вы называете любовью, может также измениться. В крайних случаях ваша любовь может даже превратиться в ненависть. Эта пара «любовь – ненависть» пронизывает все наши обычные привязанности. Вы любите одного человека и ненавидите другого. Вы любите сейчас и ненавидите позже. Вы любите, когда вам этого хочется, и ненавидите, когда вам этого хочется. Вы любите, когда всё идёт гладко и замечательно, и ненавидите, когда всё катится в тартарары.

Если ваша любовь меняется подобным образом в зависимости от времени, места и ситуации, тогда то, что вы называете любовью, не является искусными мыслями, связанными с любящей добротой. Это может быть эротическое влечение, алчное стремление к материальной обеспеченности, желание чувствовать себя любимыми или какая-то другая замаскированная форма алчности. Настоящая любящая доброта не имеет скрытых мотивов. Она никогда не превращается в ненависть со сменой обстоятельств. Она никогда не заставляет вас гневаться, если вам не отплатили добром на добро. Любящая доброта мотивирует вас действовать с добротой по отношению ко всем существам в любое время и говорить мягко как в их присутствии, так и в ситуации, когда их нет рядом.

Полюбите своих врагов
Человек, ум которого наполнен проблемами, может вести себя так, что это оскорбит нас или причинит нам вред. Мы называем такого человека врагом. Но на самом деле никакого врага не существует. Проблемы для нас создаёт негативное состояние ума этого человека. Внимательность показывает нам, что такие состояния ума не вечны. Они временны и подлежат изменению и исправлению.

С практической точки зрения лучшее, что я могу сделать, чтобы помочь своим врагам справиться с их проблемами, это обеспечить собственное спокойствие и счастье. Если бы все мои враги освободились от боли, неудовлетворённости, болезней, неврозов, паранойи, напряжения и тревоги, у них не осталось бы причин, чтобы быть моими врагами. Когда мой враг освобождается от негативности, он становится таким же, как и все остальные: прекрасным человеческим существом.


Работа с гневом
Подробнее…Как бы ни поступали вы сами, одно можно сказать точно: ваш гнев в итоге причиняет больше вреда вам, чем тому, на кого вы злитесь.

Лучшее противоядие от гневных чувств – это терпение. Терпеть – не значит позволять другим вытирать о вас ноги. Терпеть – значит при помощи внимательности выиграть время, чтобы затем совершить правильный поступок. Когда мы отвечаем на провокацию терпением, мы говорим правду в подходящий момент подходящим тоном. Мы выбираем мягкие, добрые и уместные слова, словно говорим с ребёнком или дорогим другом, стараясь не позволить ему сделать того, что навредит другим и ему самому. Вы можете повысить голос, но не испытывать гнева. Вы используете искусные средства, чтобы защитить того, кто вам дорог.

[ссылка на притчу]
http://13011994.beon.ru/0-53-49.zhtml

Вот несколько шагов, которые вы можете применять на практике, чтобы преодолеть гнев.
Осознайте свой гнев как можно скорее.
Будьте внимательны к своему гневу и почувствуйте его силу.
Вспомните, что вспыльчивость крайне опасна.
Вспомните о неприятных последствиях гнева.
Практикуйте сдержанность.
Осознайте, что гнев и его причины непостоянны.
Вспомните, как терпелив был Будда с брахманом.
Измените своё отношение: проявите доброту и помогите другому.
Измените атмосферу, предложив человеку, на которого вы гневаетесь, подарок или услугу.
Вспомните о преимуществах практики любящей доброты.
Вспомните, что в один прекрасный день все мы умрём, и не в наших интересах умереть в гневе.


Сострадание
Подробнее…Предположим, что кто-то относится к вам высокомерно и пренебрежительно. Отношение любящей доброты помогает вам увидеть, что такое грубое поведение, вероятно, является результатом какой-то проблемы или внутренней травмы, которую несёт в себе этот человек. Поскольку вам в своей жизни также пришлось столкнуться с проблемами, в вас возникает сострадание и вы думаете про себя: «Должно быть, этот человек страдает. Как я могу ему помочь? Если я рассержусь или расстроюсь, то ничем не смогу ему помочь. Возможно, я даже доставлю ему ещё больше неприятностей».

Потрясающему состраданию последователей Будды посвящена одна махаянская легенда.
Жил когда-то монах, практиковавший медитацию на сострадании и желавший накопить достаточно заслуг, чтобы увидеть Меттею, Будду любящей доброты. Практика монаха настолько смягчила его сердце, что он никогда не причинял вреда живым существам.
Однажды он увидел собаку, которая лежала на краю дороги и выла от боли. На её теле была открытая рана, кишевшая личинками червей. Монах склонился над собакой. Сначала он решил убрать личинок из раны, но затем подумал: «Если я использую палку, чтобы убрать червей, то могу поранить их. Если я использую свои пальцы, то могу раздавить их, ведь они такие нежные создания. Если я положу их на землю, кто-нибудь может на них наступить».
Тогда он нашёл выход. Он отрезал кусок от своего собственного бедра и положил его на землю. Затем он встал на колени и высунул язык, чтобы при помощи него перенести личинок из раны собаки на кусок собственной плоти.
Когда он это сделал, собака исчезла. На её месте появился Меттея, Будда любящей доброты.

Сострадание к самим себе
Более того, подлинная практика сострадания по отношению к другим возможна лишь на фундаменте сострадания к самим себе.

Если мы будем помнить, что наши ошибки обусловлены нашим собственным страданием, то сможем относиться к себе с состраданием, вместо того чтобы строго судить и оскорблять себя.

Сострадание к нашим родителям
Вместо того чтобы винить их в действиях, вызванных спутанностью ума, подумайте о боли и страданиях, которые причинял им их спутанный ум, пока они бились над задачей воспитания ребёнка.

Не зацикливайтесь на отношениях своего детства.

Сострадание к вашему партнёру
Практика сострадания по отношению к собственному партнёру требует щедрости и терпения. У каждого из нас свой стиль. Кто-то очень эмоционален – таких людей легко рассмешить или заставить заплакать. Другие с трудом выражают свои чувства словами и вообще никогда не плачут. Кто-то лучше всего чувствует себя за работой и тратит на неё много времени. Кто-то торопится поскорее закончить работу и провести время за чтением, медитацией или в гостях у друзей. Ни один из этих подходов не является правильным или неправильным. Если один из партнёров любит работать, а другой – путешествовать, это не значит, что кто-то из них наслаждается жизнью больше, а кто-то – меньше. Оба они стараются избежать страданий и быть настолько счастливыми, насколько это возможно. Оба могут быть хорошими и добрыми людьми. Сосредоточьтесь на хороших качествах своего партнёра.

Бывает, что после ссоры ваше сердце становится холодным по отношению к вашему партнёру. В вашем уме снова и снова возникают гневные мысли, вы защищаете свою позицию и осуждаете своего партнёра за недостатки. Может потребоваться серьёзная внутренняя работа, чтобы в вас возникло сострадание. В ходе медитации вы можете рассмотреть собственные неискусные действия тела, речи и ума, обнаружив то, каким образом в вас проявляются алчность, ненависть, ревность и гордыня. Что бы ни натворил ваш партнёр, если вы испытываете обиду, это говорит о ваших собственных недостатках. Возможно, вы за что-то цепляетесь? Привязанность и искренняя любовь очень далеки друг от друга.

Если вы не можете мириться с тем, как развиваются отношения, и ничего не можете исправить, возможно, вам и вашему партнёру придётся расстаться. Но уходите с любовью, с признанием собственных недостатков и добрыми пожеланиями вашему партнёру. Какой смысл причинять ему ещё больше боли вспышками гнева и обвинениями?

Очень важно не сравнивать свои поступки с поступками вашего партнёра и не осуждать его поведение как неискусное. Сосредоточьтесь на своих собственных действиях и примите на себя ответственность за них. Вспомните те моменты, когда вы смотрели в глаза своему партнёру и видели в них боль, которую вы ему причинили. Напомните себе, что вы заставили страдать человека, которого любите. Если вы сможете признать свои ошибки, если сможете увидеть, какую боль причинили ваши действия и обнаружить внутри себя чувство заботы о благополучии своего партнёра, то освободите поток сострадания и любящей доброты.

Допустим, утром между вами произошла отвратительная ссора. Вечером ваш партнёр возвращается домой, напряжённый и озлобленный, и с опаской смотрит на вас, чтобы выяснить, сердитесь ли вы. Но вы исследовали свои недостатки и открыли в своём сердце источник любви и сострадания, и поэтому отвечаете на взгляд своего партнёра мягким и тёплым выражением лица. Благодаря вашему состраданию ваши отношения исцеляются.


Внимательность к искусному размышлению
Подробнее…мы должны искусно работать с неблагими мыслями сразу, как только они возникают. С такими мыслями необходимо работать без промедления даже вне медитационной сессии. Все эти усилия называются внимательностью к искусному размышлению.

Предположим, в ходе медитации я теряюсь в гневных мыслях о незнакомце, который меня оскорбил. Я перепробовал все методы преодоления этих мыслей, но мысли остались. Итак, я исследую их. Сначала я смотрю, как эта мысль повлияла на мою практику, как она создала напряжение в моём теле, повлияла на моё кровяное давление и создала устойчивое ощущение злонамеренности по отношению к этому человеку. Я вижу, что эти гневные мысли вредны, поскольку причиняют мне боль и влияют на мой ум так негативно, что я даже могу причинить вред другим людям. Затем я, возможно, задумаюсь о том, какое смущение испытал бы, если бы другие люди узнали о моих мыслях, и развиваю полезное в данной ситуации чувство стыда за то, что подобные мысли владеют моим умом. Зачастую такое исследование позволяет установить достаточную дистанцию между нами и мыслью, чтобы освободить ум от негативного состояния.

Когда ум очищен, я исследую свои мысли глубже, размышляя о том, что их вызвало. «Почему я так долго оставался расстроенным, после того как меня оскорбили?» – спрашиваю я себя. «За что я так цеплялся и что позволило оскорблению застрять в моём уме?» Я могу обнаружить, что причина – в моём прошлом и не имеет никакого отношения к этому оскорблению.

Если у вас возникает навязчивое желание, например поесть мороженого или купить новый музыкальный диск, вы можете использовать эту возможность для развития его противоположности, щедрости. Вы можете размышлять таким образом: «Прямо сейчас мне это не нужно. Я могу отпустить это желание». Если вы щедры, а ваше сердце открыто, рано или поздно ваше желание этого чувственного удовольствия уменьшится. Тогда вы сможете осознать, каким мелочным или эгоистичным на самом деле было ваше желание. Сделав это, вы лучше поймёте природу страстного вожделения. Вы используете это новое понимание, чтобы изменить свой образ мыслей в лучшую сторону, а затем возвращаетесь к дыханию.


Ключевые моменты внимательности к искусному размышлению
Подробнее… Наши мысли могут сделать нас счастливыми или несчастными.
Цепляние за что бы то ни было: формы, чувства, восприятия, ментальные образования или сознание – делает нас несчастными.
Если возникает страх, позвольте ему вырасти и пронаблюдайте, как он достигнет своей высшей точки и исчезнет.
Любящая доброта, чувство связи со всеми существами и искреннее желание сделать их счастливыми имеет далеко идущие последствия.
Осмысление неблагих мыслей – важнейшая часть практики медитации.


Категории: Буддизм
80; часть 3 Киро 1301 16:53:04

вместе против дураков

Шаг 1
Искусное понимание

Подробнее…Ни жизнь, преисполненная чувственных наслаждений, ни умерщвление плоти не могут принести счастья. Лишь срединный путь без впадения в эти крайности ведёт к спокойствию ума, мудрости и полному освобождению от неудовлетворённости жизнью.

Однако может настать момент, когда все факторы восьми шагов присутствуют одновременно. Этика проработана, сосредоточение глубокое и сильное, ум живой и ясный – к тому же в нём отсутствуют препятствия. В этом случае может возникнуть глубочайшее прозрение: все переживания совершенно безличны и непостоянны, и ни за что не стоит цепляться. В этот миг все ваши сомнения рассеиваются, и ваш способ восприятия меняется.


***
Подробнее…Что бы мы ни делали, сначала мы всегда должны понять, зачем это делаем. Именно поэтому Будда назвал первым шагом на пути к счастью искусное понимание. Он хотел, чтобы мы поняли, что буддийский путь – это не какое-то абстрактное представление о том, что значит «быть хорошими», дабы заслужить награду, и не загадочный набор правил поведения, которых мы должны придерживаться, чтобы быть принятыми в некое тайное общество.
Путь, указанный Буддой, опирается на здравый смысл и внимательное наблюдение за реальностью. Будда знал, что если мы откроем глаза и пристально приглядимся к своей жизни, то поймём, что любой наш выбор делает нас либо счастливее, либо несчастнее. Как только мы действительно поймём этот принцип, мы начнём принимать хорошие и правильные решения, поскольку хотим быть счастливыми.


Понимание причин и следствий
Подробнее…Будда советовал нам рассмотреть следующие возможности: «Даже если нет никаких будущих жизней, благие поступки подарят мне счастье и чистую совесть в этой жизни. Если же окажется, что за смертью следуют новые жизни, я буду вознаграждён вдвойне: сейчас и позже. С другой стороны, даже если нет никаких будущих жизней, неблагие поступки сделают меня несчастным и отравят чувством вины в жизни теперешней. Если же окажется, что за смертью действительно следуют новые рождения, в них я тоже буду страдать».

Буддийская этика – это рациональное поведение, основанное на причинно-следственном принципе. Чтобы поступать неправильно, вам приходится лгать самим себе о причинах и следствиях. Чем хуже ваше поведение, тем грандиознее должна быть ваша ложь. О каких глубинных прозрениях, о каком облегчении может идти речь, если вы продолжаете сознательно подкреплять свои заблуждения поведением, идущим вразрез с фундаментальной истиной о том, что все действия имеют определённые последствия?

Каждое мгновение даёт вам шанс измениться: изменить свои мысли, свою речь, свои действия. Если вы научитесь быть внимательными к тому, что делаете, и спрашивать себя, какова вероятность положительных и отрицательных последствий того или иного действия, то будете двигаться в правильном направлении.

Представление о том, что всем действиям соответствуют определённые последствия,– первый аспект искусного понимания. Его необходимо дополнить хорошим пониманием Четырёх благородных истин.


Понимание Четырёх благородных истин
Понимание первой истины: неудовлетворённость­
Подробнее…Осознание неизбежности этих проблем наполняет наш ум болью. Признать и принять их так, как есть, не обвиняя других,– сущность Первой благородной истины Будды. Будда говорил: чтобы начать двигаться к счастью, мы должны прямо посмотреть на всё, что вызывает у нас неудовлетворённость, сохраняя спокойствие и устойчивость ума, не гневаясь, не впадая в депрессию и пессимизм.

Счастье и его противоположность порождаются умом. Наши умы создают наши переживания и либо наслаждаются тем, что сотворили, либо страдают из-за этого. Именно поэтому Будда говорил, что мы сами создаём свой рай и свой ад прямо в этой жизни.

Перемены
В силу непостоянства всё, что приносит удовольствие, наслаждение и счастье, меняется.

Будда учил, что вещи и люди в этом мире не имеют собственного «я» или души именно потому, что они постоянно меняются. Ни мы сами, ни что бы то ни было вокруг нас не является статичной, неизменной сущностью. Мы не можем приклеить ярлык «я» или «моё» ни к чему в этой вселенной. Всё слишком быстро меняется.

Понаблюдайте за своим умом в течение одной минуты, и вы поймёте, о чём я. Воспоминания, эмоции, идеи, ощущения мерцают на экране сознания так быстро, что мы едва успеваем заметить их. Поэтому не имеет никакого смысла цепляться за эти ускользающие тени с привязанностью или отталкивать их с ненавистью. Когда наше целенаправленное внимание быстро и остро, как в состоянии глубокого сосредоточения, мы можем ясно видеть эти изменения – настолько ясно, что для веры в «я» попросту не остаётся места.

Я спросил: «У тебя было время посмотреть [мою] статью?» Он долго молчал, а затем ответил: «Бханте, я посмотрел статью. Когда я дошёл до учения об отсутствии „я“, я так разозлился, что выбросил всю рукопись!» Я был поражён, однако не стал на него сердиться. Вместо этого я отбросил привязанность к написанной мною статье. Он выбросил мою рукопись из-за учения об отсутствии «я», а я выбросил «я», связанное с этой рукописью. Мне удалось остаться расслабленным, дружелюбным и спокойным. Однако этот человек стал напряжённым, скованным и несчастным из-за своего цепляния за «я».

Однако когда внимательность приведёт вас к осознанию того, что то «я», которое вы так рьяно защищали, на самом деле иллюзорно, что это лишь поток постоянно меняющихся ощущений, эмоций и физических состояний и в нём совершенно отсутствует постоянство или фиксированная идентичность, тогда не останется таких «вас», которые могли бы цепляться за непостоянные мирские вещи, и поэтому у вас не будет причин ощущать неудовлетворённость или страдать.

Никакого контроля
При внимательном рассмотрении мы можем заметить, что даже исполнение желаний не приносит нам удовлетворения.

Юноше нравится девушка, и это взаимно. Они оба очень стараются привлечь друг друга. Однако как только между ними завязываются отношения, они начинают испытывать страх. Он боится, что она влюбится в кого-нибудь посимпатичнее, а она боится, что его уведёт какая-нибудь красотка. Ревность, подозрения, тревоги. Разве это счастье?
Вы можете сами придумать другие примеры. Просто возьмите в руки газету. Почитайте историю о счастливчике, выигравшем в лотерею, но остаток жизни проведшем в нищете! Вот почему говорят, что в жизни есть только две трагедии: не получить того, чего вы хотите, и получить это.

Реалистическое восприятие
Реалистическое восприятие – это цель медитации внимательности. Быть реалистом значит не бежать от неприятных знаний о нас самих и мире.

Понимание второй истины: причина неудовлетворённости­
Подробнее…Вторая благородная истина Будды гласит, что причина нашей неудовлетворённости – это страстное желание, которые мы также можем называть привязанностью, алчностью или цеплянием. Не важно, о чём речь: овкусной еде, близком друге или высокой духовной цели – если мы привязаны к этому, мы испытываем неудовлетворённость и страдаем.

Вы всегда можете представить себе удовольствие, которого ещё не пробовали.

Принять ответственность за собственные действия
Учение Будды о причинах и их следствиях ясно демонстрирует, что принятие ответственности за свои действия – основа личного благополучия и удовлетворения.

мы думаем, что наши страдания созданы внешним миром. В результате мы направляем всю свою энергию и ментальные способности вовне. Мы увлекаемся, а иногда даже становимся одержимыми исправлением окружающих людей, словно их совершенство способно принести нам облегчение.

Желание изменить общество к лучшему, конечно, похвально. Мы видим неудовлетворённость других людей, испытываем сострадание и предпринимаем шаги к устранению их страдания. Однако зачастую мы не осознаём, что, пытаясь решить проблемы других людей, мы забываем о своих или вытесняем мысли о них. Мы оправдываем себя тем, что в мире так много социальной несправедливости, требующей исправления, что у нас нет времени на работу над собой.

Осознание намерений, стоящих за нашими действиями, может помочь нам сосредоточиться на самой важной задаче: навести порядок в собственном доме, прежде чем бросаться спасать других.

Понимание третьей истины: прекращение неудовлетворённости­
Подробнее…Иными словами, счастье в том, что не переживается. Третья истина учит нас тому, что счастье – это устранение всех негативных состояний ума: страстного желания, ненависти и неведения. Когда мы в конце концов сможем потушить внутренний пожар, обжигающий наши глаза, уши, нос, язык, тело и ум, мы ощутим абсолютное счастье, абсолютное спокойствие.

Блаженство этого состояния неописуемо. Единственным его свойством является спокойствие. Оно не рождено, не создано, не обусловлено. Самое большее, что мы можем сказать о нём, это то, чего в этом состоянии нет. В нём нет страстного желания, привязанности или цепляния за вещи, людей и переживания. В нём нет ненависти и отвращения, нет гнева и алчности. В нём нет ошибочного представления о вещах как о чём-то постоянном, приносящем удовлетворение или обладающем собственным «я» или душой.

Этот человек ещё не понял Первой благородной истины Будды, того, что неудовлетворённость неизбежна, а также Второй истины: того, что мы страдаем в той мере, в которой испытываем страстное желание. Без искусного понимания этих сущностных моментов невозможно понять Третьей благородной истины Будды: того, что неудовлетворённость прекращается с полным прекращением привязанности или страстного желания.

Понимание четвёртой истины: путь
Подробнее… Шаг первый: искусное понимание послания Будды требует от нас понимания искусного поведения с точки зрения причинно-следственных связей, Четвёртой благородной истины и того, как всё это вписывается в систему учений Будды.
Шаг второй: искусное размышление знакомит нас с тремя позитивными мыслями: щедростью или отпусканием, любящей добротой и состраданием.
Шаг третий: искусная речь связана с тем, что, говоря правду, избегая злословия, брани и сплетен, мы можем продвинуться вперёд по пути.
Шаг четвёртый: искусное действие описывает принципы этичной жизни, в частности, воздержание от убийства, воровства, сексуальной распущенности и употребления опьяняющих веществ.
Шаг пятый: искусный образ жизни объясняет, почему для нашей духовной практики важно выбрать подходящую работу или профессию и как мы должны подходить к вопросам бизнес-этики.
Шаг шестой: искусное усилие – это четыре способа поддерживать мотивацию для практики: предотвращение негативных состояний ума, преодоление негативных состояний ума, развитие позитивных состояний ума и поддержание позитивных состояний ума.
Шаг седьмой: искусной внимательностью называется практика медитации внимательности, в частности, развитие внимательности к телу, чувствам, уму и мыслям.
Шаг восьмой: искусным сосредоточением называются четыре стадии глубокой поглощённости, которых мы достигаем в ходе медитации.

Ключевые моменты внимательности к искусному пониманию
Подробнее…Следующие моменты помогут вам обрести счастье через искусное понимание:

Искусное понимание убеждает нас действовать с учётом причинно-следственных связей и Четырёх благородных истин.
Согласно принципу каммы (санскр. кармы), искусное действие ведёт к счастью, а неискусное – к страданию.
Любое действие, которое порождается умом, находящимся под влиянием алчности, ненависти или заблуждения, ведёт к страданию, и поэтому неискусно и неправильно.
Любое действие, которое порождается умом, свободным от алчности, ненависти и заблуждения, ведёт к счастью, и поэтому искусно или правильно.
Четыре благородные истины говорят о неудовлетворённости, её причине, её прекращении и Восьмеричном пути, ведущем к прекращению неудовлетворённости.
Если мы посмотрим в лицо истине о неудовлетворённости, это поможет нам обнаружить истинное счастье.
Рождение, старость, болезнь и смерть; расставание с близкими и общение с теми, кого мы ненавидим; не получать того, чего мы хотим, и получать то, чего мы не хотим,– всё это примеры неудовлетворённости.
Неудовлетворённость возникает, если мы не в состоянии принять непостоянную, никогда не приносящую удовлетворения и не содержащую собственного «я» природу явлений.
Причина, лежащая в основе неудовлетворённости, это страстное желание. Мы страдаем в той степени, в которой испытываем страстное желание.
Мы должны принять ответственность за своё страстное желание и те преднамеренные действия, которые совершаем, движимые им.
Если мы примем ответственность за результаты своих преднамеренных действий, то сможем изменить своё поведение.
Неудовлетворённости можно положить конец.
Восемь шагов пути к счастью, указанного Буддой, ведут нас к прекращению неудовлетворённости и достижению абсолютного счастья.
Внимательность может помочь нам понять Четыре благородные истины и восемь шагов пути к счастью.


Категории: Буддизм
Дети Кантареллы - Корина. Rony Key 11:21:09
- Корина, а ну подь сюда! - громкий голос отца привычно разносится по маленькому дворику. Девочка лет двенадцати, сидящая за забором вокруг дома,привычно втягивает голову в плечи, не стремясь отозваться. Не с таким отцом нужно отзываться на каждый окрик. Не с отцом, ставящим эксперименты над собственной дочерью.

Это длилось уже столько, что Корина и не помнит. Иногда ей казалось, что так было всегда. Почему отец ставил эксперименты именно над ней? Кто бы знал... Может, винит за смерть матери. А может... давно уже сошел с ума.

Это пугает больше, чем если бы он творил все эти зверства в твердом уме. Так еще оставался маленький шанс на прекращение этого кошмара. Но тот не прекращал. Вечные уколы, вечная синяки и раны, никогда не сходящие с кожи. Да и когда бы им успеть? Не успеет зажить что-то одно, как сверху делают что-то следующее. Не прекращающийся кошмар, выполняемый отцом.

- Корина, ты где, девчонка?! - снова зло шипит отец. Судя по звукам расхаживает по двору. Девочка прячется, потому что не хочет участвовать в новом эксперименте. Недавно на приеме у какого-то короля, он увидел Ядовитую принцессу.

Прекрасную красавицу, с белоснежной смертоносной кожей. Великолепные каштановые волосы шелковистым каскадом спускались ниже талии, сверкая на солнце яркими золотистыми бликами. Глубокие яркие голубые глаза величественно взирали на мир, заставляя всех преклоняться.

И ее отец был покарен с первого взгляда. Корина до сих пор помнит, как он недавно с лихорадочным блеском в глазах рассказывал ей об этой встрече. Помнит, как он на секунду остановился и пристально уставился на нее, будто бы пришел к страшному непоправимому решению. И девочка сбежала.

Конечно, уйти далеко от дома она не могла. Да и куда уходить? Они жили в небольшом домике посреди леса. Не бог весть какое удобное расположение, но для экспериментов самое то. Да и стоило ли жить в деревне, если эксперименты-то идут над дочерью? Вряд ли бы они это одобрили, если бы вообще не приняли его за колдуна.

А с колдунами у них разговор короткий: удар по голове и все. Если выжил, повезло. Правда, можно ли назвать везением то, что тебя свяжут по рукам и ногам и кинут в реку? Едва ли. А могут ведь и вовсе привязать к дереву и оставить на съедение волкам.

- Корина! Иди сюда!!! - снова кричит отец, уже который разобходя двор. Интересно, когда он поймет, что ее нет во дворе? Догадается ли выйти за забор? Должен ведь понимать, что дальше трех метров ,блудная дочь уйти не сможет. Нет никакого желания попасть в лапы к местным хищникам. Вернее, в зубы. - Корина!!! Вот ты где, дрянная девчонка!

Больно хватает за руку и тащит за собой, не замечая, как оставляет на тонком запястье красные отпечатки пальцев, которые позже должны перелиться в синяки. Корина тихо всхлипывает, стараясь сделать это как можно беззвучнее. Отец ненавидит слезы и всегда жестоко наказывает за них.

Затаскивает в лабораторию и пристегивает ко столу, не оставляя ни малейшего шанса на спасения.

- Ты станешь такой же удивительной... - глаза единственного родного человека, а сейчас еще и худшего палача для девочки фанатично и лихорадочно сверкают. Можно опять подумать, что он сошел с ума. Но... нет, все свои действия отец совершает осознанно. - Ты превратишься в лучший мой эксперимент... Я примерно понял, что нужно сделать, чтобы добиться такого эффекта. Конечно, такой же красивой ты стать не сожешь, но.... Гордись! Ты послужишь во славу науки!

Корина со все возрастающим ужасом смотрела на спокойные приготовления отца, который, кажется, всерьез решил добиться своего. Ему даже в голову не приходило, что он совершает непоправимое. Это было... ужасно.

После первого же укола пришла боль. Девочку лихорадило, рвало, она извивалась, пытаясь избавиться от связывающих ее веревок. Бесполезно. Отец следил за ее состоянием, изредка поя водой или обтирая влажной тряпкой. Первая же маленькая порция яда доставляла такие страдания, что девочка хотело умереть. Но... каким-то чудом выжила.

Убедившись в небольшом благополучие дочери, отец принес ей еду, в которой была растворена небольшая порция еда. И все по новой. Дни сплетались для Корину в одну череду страданий, которые хотелось прервать любыми способами. К сожалению, отец никогда не оставлял ее в одиночестве. А если о оставлял, то связывал по рукам и ногам, не оставляя ни малейше попытки вырваться.

Между приемами яда с каждым днем проходило все меньше и меньше времени. Если ее и кормили, то опять-таки едой с ядом. Корина боялась. Она не понимала, почему отец делает ей больно, чего он хочет этим добиться? Доказать, что он лучший ученый королевства? Но сможет ли он это доказать, особенно если узнают о ней? Узнают, что он принес в жертву собственную дочь?

Постепенно яд становился для девочки все более и более незаметен, пока не пропал совсем. Она уже не морщилась, поедая горькую еду, которая приносила страдания и резь. Привыкла... Уже не обращалась внимания на уколы, которые вживляли в ее кровь все больше и больше яда.

Но сколько бы времени не проходило, отец не был доволен. Он постоянно что-то бормотал себе под нос, пытаясь изобрести все новые и новые способы для достижения нужного результата. Корина покорно воспринимала все то, до чего додумывалась больная фантазия отца.

В боли и ужасных пытках прошли тригода... У отца наконец получилось сделать нечто похожее на Ядовитую принцессу. Красавицей Корину назвать была сложно, но как и хотел отец она смогла стать ядовитой. Любое ее прикосновение убивало все живое. А отец будто бы не замечал этого, стараясь при каждой удобной возможности дотронуться до дочери. Но та неизменно шарахалась прочь, не позволяя ни себе, ни ему ни единого прикосновения.

Теперь Корина могла спокойно ходить по лесу, не опасаясь нападения дикого зверя. Тесловно бы чувствовали яд и не спешили подбегать. Однажды, девушка случайно нашла огромный водопад, воды которогоразбивались­с огромной высоты о камни, хрустально позванивая. Она целыми днями просиживала на камне рядом с ним, с грустью наблюдая увядающую траву у ног. Да, отец добился того, чего хотел. А еще он сломал ей жизнь.

Однажды отец приказал дочери красиво одеться и предупредил, что к ним приедуд гости. Корина испуганно распахнула глаза, недоумевая. А потом и вовсе охнула, услышав о превосходной задумке отца. Превосходной, конечно, ее считал сам гений, а вот дочь лишь ужасалась происходящему.

Дело в том, что тот решил взять несколько сироток и вырастить из них подобие Ядовитых принцесс, а еще подоьбие ее. Сегодня должны были прибыть высокие гости, которые собирались спонсировать проект. Зачем им ядовитые девушки? Ну мало ли способов убрать ненужных конкурентов? А этот и вовсе... самый гуманный.

Высокопоставленные гости приехали вечером. К сожалению, не одни. Два стражника толкали перед собой закованного в цепи преступника. Совсем молодой парень. Лет восемнадцать наверное. Корина тихо охнула, когда тот на нее посмотрел и весело подмигнул, сверкнув зелеными кошачьими глазами. Вот только девушке было отнюдь не весело.

- Этот преступник наказан за покушение на убийство одного из... Впрочем, вам не следует этого знать. - краем рта улыбнулся один из гостей. Он все время сальным взглядом окидывал стоящую в углу Корину, но подойти не пытался. И слава богу! В какой-то степени девушка даже начала испытывать к отцу нечто похожее на благодарность за яд. По крайней мере, изнасиловать ее никто не сможет. - А у вас как раз поживает такой превосходный экземпляр... Так что мы привезли его для эксперимента.

- Корина, тебе нужно его всего лишь поцеловать. - она видела, как отец лихорадочно сверкает глазами, радуясь возможности доказать свои научные изыскания. Вот только ничего кроме тошноты это не вызывает. Девушка не двигается с места. Лишь внимательно смотрит на гостей, грустно улыбается и качает головой:

- Нет.

- Корина!!! Тебе нужно это сделать!!! -рявкнул отец, подскакивая на месте и размахивая руками.Девушка сделала пару шагов назад, не собираясь выполнять требования. Серые глаза испуганно расширились, когда Корина посмотрела на криво ухмыляющегося парня.

- Нет! Он умрет! - Корина растерянно посмотрела на отца. Замотала головой и шарахнулась к стене. - Нельзя так!

- Он - всего лишь преступник! Пойми это. К тому же, он в любом случае умрет... - устало сообщил один из гостей, почти с ненавистью глядя на упрямую девчонку. Мало того, что та глупа и не умеет держать себя в руках, а еще и упряма как осел. Так еще и задерживыет их в этой дыре! А дел нынче у Главного дознавателя не мало... - Ты сделаешь ему огромную милость, если его казнь свершится всего лишь через поцелуй. Быстро и относительно безболезненно. Уж лучше так, чем медленноечетвертова­ние.

- Но...

- Целуй, красавица. - хрипло и издевательски хохотнул парень, кривя разбитые губы. - Уж лучше ты, чем наши Достопоч-ч-чтенные палач-ч-чи!

Корина растерянно посмотрела на него, не решаясь приблизиться. Прикусила чуть пухлую губу, покосилась на отца, гостей. Нерешительно приблизилась к нему, присела на корточки и быстро, не глядя, мазнула губами о его. А потом отскочила, наблюдая за сотрясающимся в конвульсиях телом. Еще несколько секунд, и преступник затих.

- Ну что же, эксперимент прошел удачно. Наше министрество выделит вам финансирование.Перв­ая партия малышек для второго эксперимента прибудет завтра. Ждите.- бесстрастно сообщили палачи, забрали тело и уехали. Лишь несколько капель крови осталось как напоминание о произошедшем.

Корина вздрогнула и растерянно огляделась. Завтра... Маленькие девочки, которым испортят жизнь просто потому, что те сироты. Потому, что они понадобятся для таких вот казней? В этом-то девушка и сомневалась. Слишком легко и просто, чтобы быть правдой.

- Отец, есть ли способ вернуть тело в прежнее состояние? - тихо спросила девушка, сжав кулаки так, что ногти впились в ладони.

- Что? Нет, конечно. - глухо хохотнул безумный ученый, устравиваясь в кресле. - Я наконец совершил главное дело всей своей жизни!!!

- Какое? То, что испортило жизнь мне? - глухо спросила Корина. Отец не ответил. Впрочем, девушка и не ждала ответа. Она лишь грустно вздохнула. Решиться на то, что она собралась сделать? Безумие. Но... Это единственный способ уберечь ни в чем не повинных малышек. - Прости, отец.

Корина просто коснулась щеки отца, который в первое мгновение дернулся, растерянно расширив глаза, а потом и вовсе упал на пол, заставив дочь отскочить. Девушка не смотрела на его мучения. Лишь вышла во двор, где к ней подбежал котенок. Глупенький Раш, подбегающий даже несмотря на то, что она ядовита. Она лишь усмехнулась и покачала головой, уклоняясь от поглаживания золотистой мягкой шкуркой о ноги.

Через пять минут все было кончено. Корина смотрела на мертвое тело отца и... ничего не чувствовала. Словно ее отец умер давным давно, а здесь жило лишь бездушное жестокое тело, сошедшее с ума из-за ложного величия. Как горько...

Нужно было уничтожить записи, и Корина подожгла дом. Тот занимался не охотно, явно не хотел гореть, но вскоре занялся весь, напомнив один огромный факел. Девушка молча покачнулась и направилась в сторону обрыва. Она знала, что записи сгорят точно. Именно их она и подожгла.

Она не хотела, чтобы кто-то пострадал из-за глупых исследований отца. Эти записи не могли никому принести счастья. Лишь несчастья и боль. Какие глупые исследования... И на ЭТО ее отец потратил больше пятнадцати лет своей жизни?

Раш золотистым облачком поскакал следом. Корина криво усмехнулась, наклоняясь и подхватывая его на руки. Все же, отправляясь в последний путь ей нужна была некая поддержка. Прыгнуть с обрыва, чем не достойная смерть? Лучше уж так, чем если бы ее завтра обнаружат эти палачи и увезут в город, чтобы отправить в лабораторию. Нет уж, лучше смерть.

Когда Корина уже почти скрылась в лесу, ее окрикнули. Девушка обернулась. Перед ней стоял невысокий парень с растрепанными черными волосами изелеными глазами. На вид ему можно было дать не больше семнадцати, но остро прищуренные глаза и складка между бровями выдавали совсем не детский характер. Небрежная, но достаточно богатая одежда явно говорила о том, что он не так и прост.

- Ты верь Корина Альней? - тихо спросил незнакомец, чуть склоняя голову на бок. Девушка нахмурилась и попятилась назад. Заметив это, тот поспешил пояснить. - Не волнуйся, я здесь не за этим. Мне нужна помощь! Твой отец исследовал Ядовитых принцесс, так?

- Да. - на грани слышимости прошептала Корина, настороженно глядя на него. - Что вам нужно?

- Дело в том, что у меня есть... ммм... подруга. - брюнет замялся и покраснел. - Она мне нравится. Очень! Но... Понимаешь, она - одна из Ядовитых принцесс!!! А сейчас она заболела! Можно сделать так, чтобы ее тело перестало быть ядовитым? Ведь ей очень плохо!

- Нет. - Корина грустно улыбнулась. - Ядовитых принцесс невозможно вылечить. К сожалению, это невозможно.

Развернулась и направилась было в лес, но остановилась. Не оборачиваясь, прошептала:

- Без яда мы... наш организм начинает вскоре разрушаться, чторано или поздно приведет к гибели. Мне жаль. Передай ей, что мне и правда жаль.

­­

Музыка Просто следуй за своей мечтой
Настроение: Воздушное.
Хочется: отдыха
Категории: Мои истории
четверг, 16 августа 2018 г.
Больше не одна - Атака Титанов, Хвост феи. Male! Микаса/Эрза Скарлетт. Rony Key 16:46:02
Эрза.

Больно... Не физически, душевно. Но разве это важно? В мире, где страдают тела, на души не остается времени. А она сильная. И она справится. Нет, не так. Она просто обязана быть сильной. Но Эрза обязательно справится. Ведь не зря именно она - Титания, Железная леди, Алый танцующий демон. Какое бы прозвище не выбирай, оно демонстрирует ее силу. Ее никто не поставит на колени. Никто не увидит ее слез. Она этого просто не позволит. Эрза готова ходить босиком по стеклу, если это хоть кому-то поможет спастись. Таков удел сильных. А она - сильная.
Титания... Эрза уже ненавидит это прозвище, а ведь раньше ей было на него все равно. Только что почти ее тезка сожрал человека. К горлу подкатывает тошнота. А по телу разливается предательская слабость. Ей страшно. Но... она не позволит никому этого увидеть. Это нормально. Все бывает в первый раз. Но она должна... Нет, просто обязана справиться. А значит так и будет. Ее не согнуть.
Все же... это не Фиор. Та, прошлая жизнь, напоминало сказку. Пускай местами очень грустную и жестокую, но все-таки сказку. А этот мир... Это какой-то кошмар. Человечество оказалось на грани гибели. Причем больший вред ему наносили даже не титаны, а именно сами люди. Именно они могли легко столкнуть некогда бывших союзников со стены, если бы это помогло им прожить еще хоть мгновение. От этого Эрзу тошнило в буквальном смысле. Их же можно было спасти. Можно... Но кто-то решил, что просто не надо. А самое печальное было то, что сама Хвостатая фея хотела спасти всех вокруг гораздо больше, чем они, жители этого мира. Они хотели лишь спасти свои шкуры. От этого тоже становилось... больно?
Отправляясь буквально месяц назад на задание, Скарлетт и представить не могла, как ее жизнь круто сменит направление. Оказаться в другом мире почти без магии - это плохо? Возможно, но гораздо хуже именно обитателям этого мира. Ведь у них такой сказки, как у нее, не было. Еще Эрза поняла, что здесь ненавидят все необычное. Именно поэтому ей приходится скрывать свои волосы под банданой. Уже бывали претенденты на ее убийство. Правда, у них ничего не получилось. Но все равно было неприятно. Магия не исчезла, а просто ощущалась внутри. Но вылезать и хоть как-то проявляться не спешила.

***



- Кто ты, новичок?!!! - уже наверное в десятый раз орет инструктор, остановившись напротив Скарлетт. Скольким, интересно, он говорил подобное? Сто четвертый набор... Многим. Интересно, многие из этих многих выжили? Мужчина снова нетерпеливо повторяет тот же вопрос. Интересно, зачем так орать? Хотя это же армия. Девушка не отвечает. Лишь смеривает того оценивающим взглядом. Страха в ее глазах, как и благоговения, нет. Лишь еле заметная черная капелька грусти лежала на дне карего равнодушия.
И вообще, складывается такое впечатление, что обладательница этих темно-карих глаз гораздо старше, чем выглядит сейчас. Пожалуй от этого становилось не по себе. Будто она видела уже слишком многое, будто бы через слишком многое уже прошла. Ей же всего семнадцать. Откуда это неприятное ощущение?
- Эрза Алая. - привычное имя-кличка соскакивает с губ прежде, чем аловолосая успевает хоть что-то сообразить. Исправляться уже поздно. Да и не имеет смысла. Главное сделать вид, что так все и задумано. - Стена Мария.
Именно так. Глаза в глаза. Не отводя их и не пытаясь увиливать. Своеобразная борьба, в которой ни один не хочет проигрывать. Инструктор отводит взор, про себя одобрительно хмыкая. Именно из таких получаются самые лучшие солдаты.
- Алая? Почему же? - без любопытства спрашивает Шадис. Так, для проформы.
- Прозвище. Друзья прозвали. Из-за цвета волос. - Скрываться или отпираться... Зачем? Титания никогда так не поступала. Так зачем же сейчас начинать? Тем более... разве перед будущими товарищами стоит скрывать правду? Это лишь плодит недоверие, которое в последствие может плохо кончиться. Она на своем опыте в этом убедилась. Слышатся тихие смешки. Это нормально. Все же, в этом мире нет такой богатой палитры цветов как в Фиоре. Правда под взглядом инструктора, хихиканье завяло на корню. Эрза распрямляет плечи и с вызовом смотрит прямо в глаза.
- Алые? Интересно. - хмыкает Кис, отходя к следующиму кадету. Скарлетт еле заметно расслабляется. Первое знакомство, можно сказать, прошло успешно.

***



Больше всего Эрза боится не вернуться в Фиор. Как же ребята без нее? А вдруг они думают, что она погибла? А Венди? Эрза ведь пообещала ее защищать. Тысячи вопросов клубятся в голове, мешая спокойно и ровно дышать. Да и сосредотачиваться на тренировках толком не получается. Правда ее тело действует само собой, автоматически. Но мысли о "Хвосте феи"... Неужели, Эрза совсем никогда туда не вернется? От этого становится почти физически больно. Но не так как душевно.
Однако, еще больше Эрза боится все же вернуться. Нет, она будет счастлива поначалу. Да и все остальные тоже, но не по началу, а совсем. Только... в какой-то момент ей нестерпимо захочется вернуться обратно. А это желание, почти физическое, рано или поздно ее погубит. Так какой в этом всем смысл, если ее сердце останется тут? Взгляд сам собой машинально обшаривает тренировочное поле, находя знакомую черную макушку. Застукав себя на этом, Титания раздосадованно мотает головой и зло отводит взгляд. Это война. В любой момент можно погибнуть. Тут не до романтики. Да и к тому же... Микас не видит ничего, кроме младшего брата. В Эрене для него весь мир. Его привязанность и впрямь какая-то ненормальная. Все давно уже ходят и зубоскалят, а Аккерману абсолютно пофиг.
Эрзе грустно и физически плохо. Нет, она не ранена и как прежде выполняет все рекомендации инструктора, уступая в физической силе только Микасу. Правда аловолосая вполне компенсирует это своей ловкостью. Но ходить и буквально каждый миг видеть в своих новых сослуживцах старых друзей, при этом не имея возможности их обнять... На это нужно иметь очень много сил.
Эрен и Жан - совсем как Нацу с Греем. Вечно цепляются к друг другу и дерутся. Вроде и друзья, но иногда ведут себя хуже врагов. Криста - вылитая Венди. Такая же добрая, чистая и заботливая. Только малышка Марвелл милее и дороже сердцу в тысячу раз. Имир - Шарли на пару с Дождией. Странное сочетание, но прокатывает. Армин - Леви, такой же умный. Только МакГарден, пожалуй, более смелая и говорит прямо то, что думает. А еще Арлетт напоминал своей робостью упомянутую выше Венди. Здесь всем можно было подобрать сравнение. И сколько бы Эрза не сравнивала, с каждым разом все с большим удивлением понимала, что сравнивает Аккермана с собой. Пожалуй, в женском обличие он бы был еще той стальной леди.

***



Мысли о семье мешают мешают спокойно жить. С каждым вдохом легкие печет все больше. Алая сгорает буквально на глазах. Феи не могут без магии. А ведь Эрза в первую очередь именно фея.
Девушка не привыкла показывать свои слабости. Она очень редко плачет. За всю свою сознательную жизнь не более десяти раз. А если и плачет, то этого никто не видит. Потому что Эрза не терпит слабости. Она сильная. Она сама совсем справится.
Девушка мучает себя, привычно хороня внутри все свои проблемы и переживания. Интересно, когда это началось? Она и сама не знает. Может быть в Райской башне? Там, где за широкой улыбкой, аловолосая привыкла скрывать свой страх и слезы и подбадривать окружающих? Кто знает. Возможно именно поэтому.
До предела расправленные плечи и прямая спина. Спокойный взгляд и тихая полуулыбка. Девушка делает все, что бы никто не заметил, как ей плохо. Но скрывать свои истинные эмоции абсолютно ото всех невозможно. Первой, как ни странно, тревогу забила Саша. Все чаще на пару с Конни эта забавная девушка отвлекала ее от мрачных мыслей. Скарлетт ненадолго оживала, даже стараясь влиться в общий балаган, но спустя уже десять минут ее взгляд приобретал привычную отрешенность. Даже клубничный торт, любимое лакомство Титании (И как только узнали?), которое эти чуды умудрились толи притащить, толи протащить, не возымел должного эффекта. Криста на пару с Имир пыталась выяснить в чем причина, но Эрза только отмалчивалась.
Находясь в раздумьях по поводу гильдии, аловолосая совсем не замечала, что черные глаза все чаще стали задерживаться на ее фигуре. Микас хмурит тонкие брови, о чем-то думая про себя. В такие моменты для него перестает существовать даже Эрен. А тот опять спорит с Жаном. Оба чуть ли не орут, но подраться пока не решаются. Возможно, это из-за инструктора, который маячит чуть сзади.
- Нацу, Грей, я же просила. - в полной тишине раздается недовольной голос. Аловолосая все еще в своих раздумьях. Но вот она мотает головой, стряхивая воспоминания. - Ах да. Простите. Перепутала. Эти оба ведут себя точно так же.
- Эм... Эрза-сан, а кто это? - робко спрашивает Армин.
- Друзья. - большего от нее невозможно было добиться. Она снова ушла в свои воспоминания, укрывшись плотным звуконепроницаемым панцирем.

Микас.

"Нацу и Грей..." - уже в сотый раз повторяя про себя невзначай оброненые Эрзой имена, брюнет до конца так и не смог понять свои эмоции. Ему ведь должно быть все равно, так? Так почему же он чувствует лишь глухое раздражение? И к тому же, что он знает про этих людей? Только их имена и то, что они ведут себя так же как его брат и Кринштайн.
- Интересно, кто эти Нацу с Греем? - тихо спрашивает шатен у блондина, переводя зеленые глаза в его сторону. Армин лишь пожимает плечами.
- Да понятное дело. Те, кто ей дорог. Ну или был дорог. - неожиданно вмешивается Райнер. Джагер задумчиво кивает. Человечество потеряло уже слишком многих из-за титанов. И где гарантия, что Скарлетт тоже не потеряла? Нет.
- Микас, ты чего? - шатен вопросительно смотрит на брата. Аккерман уже в который раз поражается тому, что тот может безошибочно определить на его обычно безэмоциональном лице смену эмоций. Брюнет лишь пожимает плечами. Раздражение никуда не ушло. Даже наоборот. Стало гораздо отчетливее. Хотелось пойти на тренировку и с помощью физической боли выкинуть из головы лишнее мысли.
- Ты злишься. - спокойно говорит Джагер, пристально наблюдая за Микасом. - Это из-за нее?
- Отстань от меня. - недовольно рявкает брюнет, буквально вылетая за дверь.
- Значит все же из-за нее... - в полной тишине тянет Эрен, заговорщицки переглядываясь с Армином и Райнером. Даже Жан согласился (так уж и быть) принять участие.

***



Отрабатывая, наверное, уже в сотый раз один и тот же удар, Аккерман корил себя за то, что сорвался. Теперь Эрен узнает и выпытает абсолютно все. Все же, вставать на пути у его брата - это, пожалуй, как встать на пути у титана. Абсолютно бесполезно. Да к тому же и самоубийство чистой воды.
Стоило признаться хотя бы самому себе, что эта девушка ему уже давно нравилась. Странная... Все время скрывающая свой настоящий цвет волос за черной банданой. Спокойная и решительная. Сильная настолько, насколько вообще может быть сильной девушка. Стоя с ней в спарринге, черноглазый никогда не признается ни ей, ни самому себе, что чуть-чуть поддается. Конечно, она все равно проигрывает. Но в этом случае этот проигрыш не так сокрушителен для ее гордости. Правда, узнай об этом сама Титания, Микасу ой как бы досталось...
Кулаки болели, но парень этого практически не замечал. Эрза ему нравилась. Ему хотелось быть с ней не просто спарринг-партнерами­, а друзьями. Хотя нет... Друзьями тоже быть не хотелось. Эмоции, связанные с ней, окрашивались совсем не в те краски. Хотелось касаться там, где можно, а особенно там, где нельзя. Поймав себя на этом мысли, Микас тряхнул головый, пытаяь вытрясти эту навязчивую поганку. Та ни как не хотела уходить. Мало? Значит еще двести отжиманий. Где-то на сотом причина его задумчивости его и застала.
- Не надоело еще? Ты ведь и так самый сильный на потоке. - видимо в качестве исключения Алая решила начать разговор первой. И даже села рядом, что было вообще из разряда фантастики.
- Нет. - односложный ответ. Парню впору радоваться, что из-за сумерек, та не может видеть еле заметного румянца. Микас смотрит на ее профиль, не забывая выполнять упражнение, и почти физически ощущает на себе ее пристальный взгляд.
- Давай заключим пари. - неожиданно предлагает девушка. Аккерман вопросительно изгибает бровь, впитывая в себя все ее черты и стараясь запомнить их как можно лучше. Мало ли когда такая возможность в следующий раз представится. - Ну так что?
- Условия? - Что бы Скарлетт не сказала бы, Микас уже согласился про себя. Все же обычно добиться от нее и половины действий, которые она сделала за последние пять минут, практически невозможно. Девушка смеривает его задумчивым взглядом.
- Правда. Я отвечу на любые вопросы. Но в случае проигрыша, и тебе придется говорить правду. Хотя... может этого мало... - темно-карие глаза принимают привычную, но тем и пугающую отрешенность.
- Нет. Согласен. - быстро выпаливает брюнет, пока Скарлетт снова не углубилась в себя. - Кстати, а что за пари?
- Ну... не знаю. - Алая задумалась. - Можно загадки или рукопашный бой. Только без всяких поддавков.
- Я не проиграю. - спокойно говорит брюнет и бледная улыбка появляется на губах. - Ты не с тем в рукопашке сойтись решила.
- Тогда и я постараюсь. - хмыкает девушка, принимая защитную стойку.

***



- Я же говорил. Ты не с тем в рукопашке сойтись решила. - снова хмыкает брюнет, смотря на поверженную соперницу и потирая руку. Хоть Скарлетт и была физически слабее его, но била очень сильно и больно. Точно синяк будет. Но черноглазого это совсем не волновало.
- Я так и думала. - Эрза еле заметно улыбается. Микас подозрительно смотрит на нее, но девушка этого словно не замечает. - Ладно. Я готова. Задавай вопросы.
- Настоящая фамилия?
- Скарлетт.
- Семья?
- Сирота. Настоящих родителей никогда не знала.
- Извини...
- Ничего. Продолжай.
- Любимый... человек? - на этом месте парень спотыкается. Об этом говорить... неприятно. Вроде бы и понимаешь, что такого просто не может быть и, когда узнаешь об этом, тебе будет житься гораздо легче. Но... проклятая нерешительность. А вдруг брюнет получит положительный ответ? И что ему тогда делать?
- Есть. - аловолосая задумчиво смотрит на небо. У Аккермана сами собой сжимаются кулаки. - Только мне кажется, что я его раньше любила. Раньше, не сейчас. Даже не любила... Это была какая-то очень болезненная привязанность. А сейчас... - кареглазая качает головой в такт своим мыслям. - Могу сказать, что есть такой человек, который мне, пожалуй, нравится. И ты его даже знаешь.
- Правда? И кто же? - Микас пристально наблюдает за ее эмоциями. - Помни, ты обязана говорить мне правду.
- Хм... Ну даже не знаю... - тянет аловолосая, а губы сами собой растягиваются в еле заметной улыбке. Микас это замечает и, не выдерживая напряжения, притягивает опешившую Скарлетт к себе и целует.

***



- И все же. Какой твой настоящий цвет волос? - задумчиво спрашивает брюнет, как можно крепче прижимая Эрзу за талию к себе. Та щурит глаза и расслаблено теребит концы его волос. Все же ей так давно хотелось к ним прикоснуться. Правда, знать об этом парню совершенно необязательно. У каждой девушки должен быть и свой секрет. Например, что Титания - волшебница.
- Алый. Ты не веришь? Хочешь покажу? - спрашивает девушка, руки которой начали теребить алый шарф на шее брюнета. Тот хмыкнул и перехватил через чур уж расшалившееся ладошки, прижимая их к губам. - Вредина.
- Хочу. Потому что я буду единственным, кому ты их показала. Красивые. - протянул Микас, когда девушка их распустила, позволив тяжелой алой волне заструится по плечам.

Оба сидели и молчали. Обоим было достаточно того, что между ними произошло. Конечно, возможно, стоило говорить красивые слова и так далее. Но... стоило ли это того? Красивые слова всегда останутся лишь красивыми словами. Главное сокровища любого человека - это их действия и поступки. И душа.
Возможно они не будут афишировать на людях свои отношения, но они всегда могут рассчитывать друг на друга. В любых отношениях не это ли самое важное?

- Ты знаешь... Если тебе будет нечего есть, то я поделюсь с тобой своим пайком...
- Я тоже. И даже обещаю отдать тебе большую часть. - тихо смеется парень.
- Идеальное признание. - хмыкает Титания. - Мы прямо как Саша. Кстати, Микас... - тон аловолосой чуть угрожающ, хотя видно, что она совсем не злиться. -Предупреждаю один раз и навсегда. Если еще хоть раз во время спарринга мне поддашься - убью!!!!
- И как же ты узнала? - еле заметно улыбается Аккерман. В груди распространяется приятное тепло. Может этому способствует хрупкое тело девушки, которую он крепко прижимает к себе, а может ее молчаливая поддержка. В чем же дело? Кто знает...
- Эрен сказал. - хмыкает Скарлетт, качая головой. - Я сначала хотела тебя убить. Но ребята подкинули идейку получше.
- Ребята? - с тихим ужасом спрашивает Микас, тихо взвыв про себя. Зная брата можно сказать, что он припряжет всех кого встретит.
- Ну да. Сначала там были только Джагер, Жан, Райнер и Армин. Чуть позже к ним присоединились и Конни с Сашой и Бертольдом. А потом они и остальных девчонок подключили...
- Кошмар.
- И не говори. - соглашается Эрза.

- Отлично! Вроде все получилось. - радуется Эрен.
- А ты чуть все не испортил. - недовольно ворчит Жан.
- Что сказал? Мог бы идею получше подкинуть!!! - зло зашипел шатен, сталкиваясь лбом со своим извечным соперником.
- Да вы меня даже слушать не стали!!! - зло завопил тот.
- Так, ребята. давайте жить дружно. - хмыкнул Райнер, растаскивая их в разные стороны.
- Верно сказал. - кивает Армин.
- Кстати, ПОЧЕМУ НЕ СПИТЕ??? НА ДЕЖУРСТВО ВДРУГ ЗАХОТЕЛОСЬ??? - как исчадие ада возник за их спинами Шадис. - Могу... - мужчина так и не договорил, потому что юные нарушители исчезли со скоростью света. - Вот же поганцы.

­­
­­

Музыка Руки в потолок.
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
МИФОЛОГИЯ МЕКСИКИ Льюис Спенс ::: Мифы инков и майя камышинка2 03:07:27
Религия древних мексиканцев представляла собой политеизм, или поклонение пантеону богов, который в общем виде был схож с греческим и египетским. Однако местные влияния были сильны, и они особенно заметны в обычае ритуального каннибализма и человеческого жертвоприношения. Необычное сходство с практикой, характерной для христианства, было обнаружено в мифологии ацтеков испанскими конкистадорами,

Камень Солнца
Ацтеки, или астеки — индейский народ в центральной Мексике. Численность современных науа, как ещё называют ацтеков, - свыше 1,5 млн человек. Цивилизация ацтеков (XIV—XVI века) обладала богатой мифологией и культурным наследием. Столицей империи ацтеков был город Теночтитлан, расположенный на озере Тескоко, там, где сейчас располагается город Мехико.
На народном языке ацтеков науатль слово «ацтек» означает буквально «некто из Ацтлана», мифического места, расположенного где-то на севере. Современное использование слова «ацтеки» как термина, объединяющего народы, связанные торговлей, обычаями, религией и языком, было предложено Александром фон Гумбольдтом и мексиканскими учеными XIX века как средство отличать современных им мексиканцев от коренного индейского населения.

Сами ацтеки называли себя «мешика», или «теночка» и «тлальтелолька» — в зависимости от города происхождения (Теночтитлан, Тлателолько). Что касается происхождения слова «мешика» (аст. mxihcah, от которого происходит слово «Мексика»), то высказываются весьма различные версии его этимологии: слово «Солнце» в языке науатль, имя вождя ацтеков Мешитли (Мекситли, Мекштли), тип водоросли, произрастающей в озере Тескоко. Самый известный переводчик с языка науатль, Мигель Леон-Портилья (исп. Miguel Len-Portilla), утверждает, что это слово означает «середина луны» — от слов metztli (Мекстли, Мецтли, Мештли, Метчтли — Луна) и xictli (середина). Самоназвание «теночки», возможно, происходит от имени Теноча — ещё одного легендарного правителя.

Испанцы — романский народ, населяющий большую часть Пиренейского полуострова. Являются потомками иберо-римлян, включивших германский (вестготы и свевы) и арабо-мавританский (мавры) элементы. Говорят на испанском (кастильском), арагонском, и астурийском языках. Численность испанцев в мире составляет около 47 млн чел. В самой Испании — более 38 млн чел. Остальные живут в странах Западной Европы, в Америке, Африке.
В XVIII—ХІХ веках в России слово «испанец» часто произносилось как «гишпанец».
Потомки испанцев также представлены среди сотен миллионов человек в испаноязычных нациях Латинской Америки, а также на Филиппинах.

Конкистадор (архаизм конквистадор, исп. conquistador — завоеватель) — в период конца XV — XVI веков испанский или португальский завоеватель территорий Нового Света в эпоху колонизации Америки, участник конкисты — завоевания Америки. Лидеры конкистадоров-перво­проходцев именовались аделантадо. По мнению мексиканского историка Хосе Дурана «Вполне понятно, что конкисту совершили немногие тысячи воинов, их было, может, тысяч десять», а аргентинский историк Руджьери Романо оценивает численность конкистадоров максимум в 4-5 тысяч человек
Как правило, конкистадорами являлись обедневшие испанские рыцари (то есть идальго и кабальеро). Основными факторами, послужившими их появлению, современная историческая наука называет следующие: окончание Реконкисты, политические и экономические устремления испанской короны (в поздний период Конкисты), объединение дворянства и, главное, открытие новых земель, требовавших освоения.

Немаловажную роль сыграло то, что вдали от Европы испанец становился свободным как от королевской власти (например, ситуация с выплатами в пользу короны в начале XVI в.), так и от церковной.

Одной из их целей был поиск и захват новых земель и богатств в неизвестном мире. Конкистадорами было предпринято достаточно большое количество экспедиций и походов на территории Нового Света. Финансирование велось в основном на свои собственные средства кабальерос практически без поддержки, а зачастую и вопреки желаниям испанского королевского двора.
Коренным и основным преимуществом было наличие закованной в броню рыцарской кавалерии и огнестрельного оружия, что позволяло конкистадорам проводить успешные атаки на индейские поселения, причём местное население испытывало панический страх при виде лошадей и всадников, считая последних вообще единым целым существом. Завоевательные походы испанских конкистадоров включали кампании в Гватемале, Перу, Тауантинсуйу, Колумбии, Чили, Гондурасе и на побережье Тихого океана.
К числу наиболее известных предводителей конкистадоров относят Эрнана Кортеса (Мексика), Франсиско Эрнандеса де Кордова (побережье Юкатана), Франсиско де Монтехо (Юкатан в целом), Хуана де Грихальву (Мексика), Франсиско Писарро (Тауантинсуйу), Диего де Альмагро (Панамский перешеек, Перу и Чили), Васко Нуньеса де Бальбоа (Тихоокеанское побережье Южной Америки), Франсиско де Орельяна (бассейн Амазонки), Диего Веласкеса де Куэльяра (Куба), Педро де Вальдивию (Чили), Педро Альварадо (Центральная Америка), Гонсало Хименеса де Кесаду (Колумбия), Эрнандо де Сото (Миссисипи).

Тецкатлипока в роли Вестника Смерти
Тецкатлипока был гораздо больше, чем просто олицетворение ветра, и если его считали богом, дающим жизнь, то у него также была власть и уничтожать ее. На самом деле он иногда оказывается безжалостным посланцем смерти, и в таком качестве его величали Нецауальпилли (Голодный вождь) и Яоцин (Враг).

Тецкатлипоку обычно изображали с дротиком в правой руке, вложенным в atlatl (копьеметалка), с зеркальным щитом и четырьмя дополнительными дротиками в левой руке. Щит — это символ его судебной власти над человечеством как поборника справедливости среди людей.

Ацтеки изображали Тецкатлипоку мчащимся по дорогам в поисках людей, на которых можно обрушить свой гнев, подобно ночному ветру, который несется по пустынным дорогам более стремительно, чем днем. И действительно, одно из его имен Йоалли Ээкатль означает «Ночной ветер». Вдоль дорог специально для него расставляли каменные скамьи, своей формой напоминающие те, которые делались для сановников мексиканских городов, чтобы на них он мог отдохнуть после своих стремительных путешествий. Эти скамьи были скрыты зелеными ветвями, под которыми должен был прятаться бог в ожидании своих жертв. Но если один из схваченных им людей побеждал его в борьбе, то он мог просить все, что захочет, и быть уверенным, что божество исполнит свое обещание незамедлительно.

Считалось, что Тецкатлипока привел народ науа, а особенно народ Тецкоко, из северных краев в долину Мехико. Но он не был просто местным божком Тецкоко, его культ широко распространялся по всей стране. Высокое положение в мексиканском пантеоне завоевало ему особое почитание как бога судьбы и удачи. Место в качестве главы пантеона науа дало ему много черт, которые были изначально чужды его характеру. Страх и желание возвеличить своего богапокровителя будет побуждать приверженцев культа этого могущественного бога наделять его любыми или всеми качествами, так что нет ничего удивительного в том, что Тецкатлипока превратился в нагромождение всевозможных свойств, человеческих или божественных, когда мы вспоминаем о главенствующем положении, которое он занимал в мексиканской мифологии. Каста его жрецов значительно превосходила в могуществе, в широте и активности своей пропаганды жрецов других мексиканских божеств. Ей приписывают изобретение многих цивилизованных обычаев, и совершенно ясно, что жрецам почти удалось сделать его культ всеобщим, как это уже было показано. Другим богам поклонялись с какойнибудь особой целью, но поклонение Тецкатлипоке считалось обязательным и в какойто степени гарантией от уничтожения вселенной, той катастрофы, которая, как верили науа, может произойти при его содействии. Он был известен как Моненеке (Требующий молитв), а на некоторых его изображениях видно золотое ухо, выглядывающее из его волос, к которому тянутся вверх маленькие золотые язычки, обращающиеся к нему с молитвой. Во времена общенациональной опасности, мора или голода все обращались с молитвами к Тецкатлипоке. Главы общин направлялись к его teocalli (хрампирамида) в сопровождении толпы народа, и все вместе искренне молились о его скорейшем вмешательстве. Дошедшие до наших дней молитвы, обращенные к Тецкатлипоке, доказывают, что древние мексиканцы безоглядно верили в то, что он обладает властью даровать жизнь и смерть; и многие из них сформулированы в самых жалобных выражениях.

Праздник Теотлеко
Главенствующее положение, которое занимал Тецкатлипока в религии мексиканцев, хорошо иллюстрирует праздник Теотлеко (Пришествие богов), который полностью описан Саагуном в рассказах о мексиканских праздниках. Другой особенностью, связанной с его культом, было то, что он являлся одним из немногих мексиканских богов, которые имели отношение к искуплению грехов. Науа изображали грех в виде экскрементов, и в различных манускриптах Тецкатлипоку изображают в виде индюка, которому приносят жертвоприношение нечистотами.

О празднике Теотлеко Саагун пишет: «Когда наступал двенадцатый месяц, проводили праздник в честь всех богов, которые, как говорили, ушли в какуюто страну, местонахождение которой мне неизвестно. В последний день месяца проводили еще более пышный праздник, потому что боги возвратились. На пятнадцатый день этого месяца мальчики и служители украшали все алтари или молельни богов ветками, а также те алтари, которые находились в домах, и изображения богов, стоящие на обочинах дорог и на перекрестках. За эту работу они получали плату кукурузой. Некоторые получали полные корзины, а другие — всего лишь несколько початков. На восемнадцатый день появлялся вечно молодой бог Тламацинкатль, или Титлакауан. Говорили, что он хороший ходок и всегда приходит первым, потому что силен и молод. В ту же ночь в его храме ему делались жертвоприношения пищей. Все пили, ели и веселились. Старики особенно праздновали приход этого бога и пили вино; утверждают, что этими возлияниями ему омывали ноги. Последний день месяца был отмечен большим праздником, потому что все верили, что в это время возвращаются все боги. В предшествующую ночь на коврике замешивали тесто, так как считалось, что в знак своего возвращения боги оставят на нем отпечаток ступни. Главный служитель всю ночь следил, расхаживая взадвперед, появится ли отпечаток. Когда он, наконец, видел его, он кричал: „Хозяин пришел!“ — и тут же храмовые жрецы начинали трубить в рожки, трубы и другие музыкальные инструменты. Услышав эти звуки, все принимались делать жертвоприношения пищей во всех храмах». На следующий день должны были прибыть пожилые боги, и молодые люди, переодетые в чудовищ, швыряли жертв в огромный жертвенный костер.

Праздник Тошкатль
Самым замечательным праздником, связанным с Тецкатлипокой, был Тошкатль, проводившийся в пятом месяце. В день этого праздника убивали юношу, которого в течение целого года тщательно готовили к роли жертвы.

Его выбирали из числа лучших военнопленных этого года, и у него на теле не должно было быть ни одного изъяна или пятнышка. Он присваивал имя, одеяние и атрибуты самого Тецкатлипоки, и все население относилось к нему с благоговейным страхом, так как он считался представителем этого божества на земле. Днем он отдыхал и осмеливался выходить на улицу только ночью, вооруженный дротиком и щитом бога, чтобы рыскать по дорогам. Это, конечно, символизировало перемещения богаветра по ночным магистралям. У него также был свисток, как у бога, и с его помощью он устраивал такой шум, какой производит таинственный ночной ветер, когда летит по улицам. К его рукам и ногам были привязаны небольшие колокольчики. За ним следовала вереница слуг, а через определенные промежутки времени он отдыхал на каменных скамьях, которые ставили у дорог для удобства Тецкатлипоки. В течение этого года его сочетали браком с четырьмя прекрасными девушками высокого происхождения, с которыми он проводил время во всевозможных развлечениях. Его угощали на застольях знати как земного представителя Тецкатлипоки, а его последние дни представляли собой один бесконечный круг праздников и развлечений. Наконец, наступал роковой день, когда его должны были принести в жертву. По достижении вершины жертву принимал верховный жрец, который быстро воссоединял ее с богом, им изображаемым, вырывая на жертвенном камне из груди его сердце.


В американской мифологии змея тесно связана с птицей. Так, имя бога Кецалькоатля можно перевести как «Пернатый змей», и можно привести еще много похожих случаев, когда образ птицы был объединен с образом змеи. Уицилопочтли, без сомнения, один из них. Мы можем рассматривать его как бога, первоначальная идея которого возникла из образа змеи, символа военной мудрости и мощи, символа воинского дротика или копья, и колибри, вестника лета, того времени года, когда бог змей или молний властвует над урожаем.

Уицилопочтли обычно изображали с развевающимся плюмажем из перьев колибри на голове. Его лицо, руки и ноги были раскрашены голубыми полосами, а в правой руке он нес четыре дротика. В левой руке у него был щит, на котором имелось пять пучков перьев, расположенных в шахматном порядке. Щит был сделан из тростника, покрытого орлиными перьями. Копье, которым он размахивал, также имело наконечник в виде пучка перьев вместо кремня. Такое оружие давали в руки тем, кто, став пленниками, участвовали в сражении перед жертвоприношением, так как, по разумению ацтеков, Уицилопочтли символизировал смерть воина на камне после гладиаторского боя. Как уже говорилось, Уицилопочтли был богом войны у ацтеков, и считалось, что он привел их на место будущего Мехико с их родины на севере. Город Мехико получил название от одного из своих районов, который носил одно из имен Уицилопочтли — Мешитли (Заяц из алоэ).



Главный праздник в честь Уицилопочтли был Тошкатль, который проводился сразу же после праздника Тошкатль Тецкатлипоки. Они были очень похожи. Праздники в честь Уицилопочтли проводились в мае и декабре, когда главный жрец пронзал стрелой его изображение, сделанное из теста, замешанного на крови принесенных в жертву детей, — акт, означавший смерть Уицилопочтли до той поры, пока он не воскреснет в следующем году.

Странно, но когда вспоминают об абсолютном главенстве Тецкатлипоки, то главным жрецом среди мексиканских жрецов считают главного жреца Уицилопочтли, мешикатля теоуацина. Жрецы Уицилопочтли занимали свою должность по праву происхождения, и их глава требовал абсолютного повиновения от жрецов всех других богов и считался вторым по могуществу и власти после самого монарха.

Тлалок, бог дождя
Тлалок был богом дождя и влаги. В такой стране, как Мексика, где богатство или скудость урожая полностью зависит от количества дождей, он был, как это легко предположить, очень важным божеством. Считалось, что его дом находится в горах, окружающих долину Мехико, так как они были источником местных дождей, а популярность подтверждается тем, что его скульптурные изображения встречаются чаще, чем изображения какихлибо других мексиканских богов. Обычно он изображается в полулежащем положении с приподнятой на локтях верхней частью туловища и полусогнутыми коленями, вероятно, для того, чтобы изобразить гористый характер местности, откуда идет дождь. Он был супругом Чалчиуитликуэ (Изумрудной госпожи), которая родила ему многочисленное потомство Тлалоков (Облаков). Многие изображающие его фигуры были вырезаны из зеленого камня под названием чалчиуитль (жадеит), чтобы показать цвет воды, а некоторые из них изображают его держащим золотую змею, олицетворяющую молнию, так как богов воды часто отождествляют с грохотом, который висит над горами и сопровождает сильный дождь. Тлалок, как и его прототип, бог народа киче Уракан, проявлял себя в трех видах: во вспышке молнии, в ударе молнии и в громе. И хотя его изображение всегда было повернуто лицом на восток, откуда, как полагали, он был родом, ему поклонялись как богу, обитающему во всех сторонах света, на каждой горной вершине. Когда задували несущие дождь ветры, цвета четырех сторон света на компасе: желтый, зеленый, красный и голубой — входили в цветовую гамму его наряда, которую также пересекали серебряные прожилки, изображавшие горные потоки. Перед его идолом обычно ставили сосуд, наполненный зерном всех видов, что должно было символизировать произрастание, которое, как все надеялись, принесет плоды. Он обитал в водяном раю под названием Тлалокан (Страна Тлалока), где царило изобилие плодов, где в вечном блаженстве жили утопленники, те, кого ударила молния, а также умершие от водянки. Те простолюдины, которые умерли другой смертью, шли в темное обиталище Миктлана, всепожирающего темного Властелина Смерти.

В местных рукописях Тлалока обычно рисуют с темным цветом кожи, большими круглыми глазами, рядом клыков и с угловатой голубой полоской над губами, загибающейся книзу и закручивающейся вверх на концах. Эта последняя деталь, вероятно, развилась из первоначального сплетения двух змей, чьи пасти с длинными клыками в верхней челюсти сходились у середины верхней губы. Помимо того что змея является символом молнии в мифологиях многих американских народов, она также символизирует и воду, олицетворением которой являются ее волнообразные движения.

Ежегодно в жертву Тлалоку приносили много детей и девушек. Если дети плакали, это считалось счастливым знаком дождливого сезона. Главным его праздником был Эцалькуалицтли (Когда едят пищу из бобов), который проводили приблизительно 13 мая, так как гдето к этому времени обычно уже начинался сезон дождей. Другой праздник в его честь, Куауитлеуа, начинал мексиканский год 2 февраля. Во время первого праздника жрецы Тлалока ныряли в озеро, подражая звукам и движениям лягушек, которые, как водные обитатели, были под особой защитой этого бога. Его жену, Чалчиутликуэ, часто изображали в виде небольшой лягушки.

Жертвоприношения Тлалоку
В определенных местах в горах, где Тлалоку посвящались искусственно созданные водоемы, совершались человеческие жертвоприношения. В их окрестностях располагались кладбища, и приношения богу хоронили рядом с местом погребения тел жертв, убитых в его честь. Его статуя стояла на самой высокой горе в Тецкоко, и один древний автор упоминает, что ежегодно в различных местах ему в жертву приносили пятерых или шестерых детей; у них вырывали из груди сердца, а останки хоронили. Горы Попокатепетль и Теокуинани считались его особыми резиденциями, и на вершине последней был построен храм, в котором стояло его изображение, вырезанное из зеленого камня.

Индейцы науа верили, что постоянное производство пищи и дождя вызывало у богов, чьим долгом было делать это, истощение. Это они пытались предотвратить, боясь, что если им не удастся сделать это, то боги умрут. Так, они предоставляли им время для отдыха и восстановления сил, а раз в восемь лет проводили праздник под названием Атамалькуалицтли (пост, когда едят кашу и пьют воду), во время которого каждый индеец науа возвращался на некоторое время к первобытной жизни. Одетые в костюмы, изображающие разнообразных представителей животного мира и птиц, и подражая звукам, издаваемым теми созданиями, которых они олицетворяли, люди плясали вокруг teocalli Тлалока с целью отвлечь и развлечь его после трудов по созданию плодоносящих дождей за последние восемь лет. Озеро заполняли водяными змеями и лягушками, и в него ныряли люди, чтобы поймать ртом рептилий и съесть их живьем. Единственной пищей, приготовленной из зерна, которую можно было принимать во время этого периода отдыха, была жидкая кукурузная каша на воде.

Случись какомунибудь более зажиточному крестьянину или мелкому землевладельцу решить, что для его урожая необходим дождь, или случись ему опасаться засухи, он шел к одному из профессионалов по изготовлению идолов из теста и просил сделать ему идол Тлалока. Такому идолу делались приношения в виде маисовой каши и пульке. Всю ночь крестьянин вместе со своими соседями плясал, крича и завывая, вокруг этой фигурки, чтобы пробудить Тлалока от его дремы, несущей засуху. Следующий день проводили, поглощая пульке в огромных количествах и предаваясь весьма необходимому после напряжения предыдущей ночи отдыху.
среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В